Партия в полтора века. СДПГ

Партия в полтора века. СДПГ

В Лейпциге в 1863 году был основан Всеобщий германский рабочий союз. Фердинанд Лассаль стал не только основополагающим теоретиком, но и авторитетным президентом Союза. Его обаятельная личность надолго наложила отпечаток на немецкое рабочее движение.

 

Всеобщее свободное и равное избирательное право и рабочие товарищества с государственными кредитами — конкретные требования Лассаля, которые Маркс и Энгельс считали недостаточными и иллюзорными, которые, однако, нашли широкий отклик у рабочих.

 

В 1868 году Вильгельм Либкнехт и Август Бебель основали в Эйзенахе Социал-демократическую рабочую партию (СДРП). В отличие от Союза Лассаля она опиралась на теорию Маркса и в национальном вопросе имела анти-прусскую и велико-германскую ориентацию.

 

В 1875 году обе партии объединились, приняв общую программу, где явно заметен компромиссный характер. Маркс в своих заметках на полях критиковал уступки лассальянцам. Бебель же еще за два года до того заметил Марксу, что тексты Лассаля «своим популярным языком образуют основу социалистических воззрений масс». О теориях самого Маркса этого утверждать не приходилось.

 

В результате быстрой индустриализации страны и объединения обеих партий они уже в 1877 году получили на выборах в рейхстаг 9,1 процента голосов. Направленный против СДПГ закон (имеется в виду введенный в 1878 году Исключительный закон против социалистов, запрещающий социал-демократам любую легальную деятельность, кроме речей в парламенте), несмотря на запрет всех рекламных материалов и газет партии, высылки или эмиграции многочисленных членов партии и большого числа арестов, лишь несколько лет оказывал желаемое воздействие. К 1884 году снова было достигнуто былое число избирателей, а в 1887 году их уже насчитывалось 10,1 процента. В конце концов, в 1890 году действие закона больше не продлили, и доля голосов за социал-демократов быстро возросла до 19,7 процента.

 

На последних выборах в Германской империи в 1912 году она составила 34,8 процента. Объявленные вне закона „разбойники безродные" превратились во влиятельнейшую партию империи, число членов в 1914 году превысило миллионный рубеж, женщин в партии насчитывалось лишь 174 тысячи.

 

Годы действия Исключительного закона против социалистов заставили партию, и прежде всего, пишущих в эмиграции партийцев, полеветь, и одновременно сделали парламентскую фракцию чрезвычайно осторожной во избежание дальнейших ограничений их деятельности. Попытка имперского правительства «вырыть яму» под социал-демократами путем принятия по тем временам прогрессивной программы социального законодательства не увенчалась успехом.

 

Реформаторы в партии поняли, что сила СДПГ в количественном отношении уже обнаруживает положительные стороны. Так, СДПГ не в последнюю очередь именно поэтому, перестала делать ставку на радикальные преобразования как стратегию на пути к социалистическому обществу, а сделала набросок „ревизионистских концепций" (имеющих непосредственное отношение к теоретику партии Эдуарду Бернштейну). К цели должны привести постепенные реформы, а не революция.

 

Во внешней политике, СДПГ в начале 20-го века однозначно преследовала мирный курс, организуя повсюду еще перед самым началом Первой мировой войны большие демонстрации за мир. Тем удивительнее произошедший затем поворот: 4 августа 1914 года, после успешного раздувания правительством страха нависшей угрозы, фракция в рейхстаге отказалась от своих взглядов и, впервые в своей истории, выступила за удовлетворение ходатайства имперского правительства о предоставлении кредитов. Партия вместе со своим руководством позволила захлестнуть себя патриотически-национальной волне. Она, правда, была не единственной социалистической партией, изменившей тогда своим интернационалистским лозунгам.

 

Во время войны произошел откол части депутатов рейхстага. Они ратовали за скорейшее заключение мира и воспротивились очередному предоставлению кредитов. В их число входил Эдуард Бернштейн, позже неоднократно подвергавшийся резким нападкам левых. Ноябрьская революция 1918 года представляла собой более крах имперской Германии, нежели успешное восстание радикальных демократов и социалистов. Социал-демократам была навязана роль „ликвидатора" обанкротившейся старой империи и ответственность за произошедший не по их вине крах. Руководство партии опасалось радикализации революции и распространения в Германии большевизма. При этом определенную роль играло предположение, что западные державы-победительницы не станут бездействовать в случае такого поворота событий.

 

В создавшемся положении социал-демократическому канцлеру представлялось единственно возможным попросить войска (в основном консервативные добровольческие корпуса) о военной помощи. Тем самым уже была взята первая тяжелая закладная для демократической послевоенной Германии.

 

Второй, скорее предотвратимой, стал отказ от демократической перегруппировки бюрократии и судейства, которые хотя и вынуждены были стать на службу республике, но втайне тосковали по канувшей империи и не испытывали никакого уважения к демократии.

 

Произошедшее в Германии в 1918-19 годах — это буржуазно-демократическая революция, осуществленная рабочим движением в пользу буржуазии, в целом мало в этом заинтересованной. В глазах противников республики социал-демократы являлись «системной партией» (в негативном смысле). На самом деле она никогда не обладала более, чем ограниченным влиянием на политику, включая и период ее коалиции с Центром, большой католической партией. Оплотом социал-демократического влияния до 1932 года оставалась лишь Пруссия.

 

Разразившийся в 1929 году кризис мировой экономики, приведший Германию к неслыханно огромной массовой безработице, против которой консервативные президиальные кабинеты оказались беспомощными. Сыграла свою роль также пропаганда национал-социализма, в которую внесла свою лепту влиятельная германо-национальная пресса Гугенберга. Всё это привело, в конечном итоге, к тому, что партия нацистов стала в рейхстаге наиболее мощной политической силой и выдвинула на пост председателя рейхстага Германна Геринга. Благодаря посредничеству кёльнского банкира фон Шрёдера и влиянию Оскара фон Гинденбурга и Франца фон Папена удалось подвигнуть сомневающегося рейхс-президента на назначение Гитлера рейхс-канцлером. Смертный час демократии пробил.

 

В связи с принятием Закона о предоставлении чрезвычайных полномочий правительству спикеру социал-демократической фракции в рейхстаге Отто Вельсу представилась возможность в последний раз публично поднять голос социальной справедливости и свободы. К тому времени одни депутаты коммунисты и социал-демократы уже были арестованы, другие должны были последовать (летом 1933 года СДПГ была полностью запрещена).

 

О возобновлении после 1945 года деятельности партии под руководством Курта Шумахера можно констатировать следующее: социал-демократам, благодаря убедительным достижениям, удалось (впервые в 1966 году в большой боннской коалиции) принять участие в федеральной политике. В 1959 году в Бад-Годесберге была принята программа партии, которая подвела итог развития с 1945 года, окончательно отказалась от марксизма как обязательной теории партии и заявила о приверженности к прагматическому реформизму. СДПГ обязалась развиться в «народную партию» и в своей программе учитывать различные интересы новых слоев населения. С тех пор, особенно со времени социал-либеральной коалиции, учета требуют все новые и новые проблемы. И каким бы тяжелым ни был «танкер» СДПГ, но дискуссия о новой программе партии показывает, что способность совершенствовать её еще не иссякла. Век живи, век учись!

 

Так, в результате многолетней дискуссии не только руководство партии, но и рядовые члены, пришли к единому мнению, что современное индустриальное общество требует новых ответов и новых реакций. В то же время изменилась структура партии: если когда-то однозначно доминировали рабочие (в основном мужчины), то теперь важную роль играют женщины, молодежь из всех слоев общества, а также интеллигенция.

 

СДПГ - это организация, ориентирующаяся на цель свободы, социальной справедливости и солидарности, не имеет права утрачивать способности учиться. Экологические границы роста, трансформация мира труда, возрастающее значение свободного времени, требующего творческого подхода во избежание опасности потонуть в праздности и потребительстве, осуществление истинного равноправия между женщиной и мужчиной, а также перемены в области культуры в сторону большего присутствия женского элемента.